Большой майский поход 2020

В этом году съездил наконец в полноценный велопоход на 5 дней. Первоначальный маршрут составила Маша, но я счет его нереальным и слегка оптимизировал, убрав Киевку (которую непонятно как переплывать на великах) и поменяв вариант восхождения на Лысую по дороге по ключу Дудковского вместо курумника от Беневских водопадов. Окончательный план похода получился таким:

с. Хмыловка - б. Краковка - б. Успения - пер. Кретовский - р. Кривая - с. Беневское - ключ Дудковского - г. Лысая (1560 м) - с. Сергеевка - с. Хмыловка.

Collapse )

Впечатления от измерителя мощности Garmin Vector 3 (пост для ценителей)

С момента выхода третьих векторов прошло 2 года - самое время сделать обзор в полудохлой ЖЖшке. Собственно, полноценным обзором я заниматься тут сейчас не буду, а просто в хронологическом порядке изложу свои впечатления, накопившиеся за два года непрерывного использования этого паверметра. В основном буду ругать (я столкнулся почти со всеми известными проблемами этих педалей, невольно став бета-тестером только что вышедшего продукта) и немного хвалить.

Для начала посмотрим, что собой представляет вектор 3. Вот схема с гарминовского сайта:

Выделю ключевые части, о которых далее пойдет речь:
Номер 6 - ось педали. Это самая дорогая часть всей педали, так как именно в ней запрятан тот самый измеритель мощности. И именно с этой деталью никаких проблем у меня никогда не возникало.
Между 7 и 5 - тело педали, болванка, или pedal body. Вот с ней уже были серьезные проблемы, которые я опишу ниже.
Номер 4 - внутренняя часть батарейного отсека. Она из пластика и закрепляется к гайке 5 с помощью винтиков 3. Лично у меня через некоторое количество откручиваний-закручиваний (без фанатизма) винтиков этот пластик треснул, но не критично, и на работоспособность педалей не повлиял. Тем не менее - считаю это недочетом производителя.
Номер 2 - внешняя часть батарейного отсека. Тоже очень косячная деталька, детали подробности ниже.

Первые полгода все было ок. Никаких проблем с установкой, с подключением, заменой батареек и с показаниями. Единственное - дома на станке велокомп иногда терял связь с педалями. Я так понял, что это из-за всяких гаджетов, подключенных к вайфаю. Проблему решил настройкой роутера на один фиксированный канал.

Еще по глупости немного подрихтовал шлиц на оси педали, перепутав направление резьбы (хотел открутить педаль, но по факту стал закручивать):


Через полгода-год использования (где-то 300 часов наката) возникла первая серьезная проблема - начала пропадать связь с правой педалью. Зашел на гарминовские форумы и выяснил, что ровно то же происходит у кучи других "счастливых" владельцев третьих векторов. Жалоб было так много, что гармин даже выложил статью о том, как это можно пофиксить. Среди прочего там был совет смазать маслом батарейки и контакты. Мне это помогло, хотя, насколько я знаю, другим повезло меньше, и гармину пришлось массово заменять людям педали.

Летом 2018 от гармина пришло письмо: "Мы в курсе про многочисленные проблемы с пропаданием сигнала, поэтому все владельцы педалей могут бесплатно получить обновленные батарейные отсеки, которые типа могут решить это все". Предложением решил пока не пользоваться, потому что проблему вроде как решил смазкой.

Но очень быстро я столкнулся со второй серьезной проблемой - сорвалась пластиковая резьба на pedal body, в которую закручивается металлический батарейный отсек:

Конечно, это прежде всего мой косяк, но и производитель здесь тоже виноват в плохом дизайне - очень уж легко сорвать эту резьбу, хотя усилий при замене батареек я старался не прикладывать, помня слова DO NOT over-tighten the battery cover в инструкции. В результате батарейный отсек хоть и держался в резьбе, но достаточно легко прокручивался, и мне это не нравилось, да и потери сигнала опять появились.

Тогда я решил воспользоваться предложением о халявных батарейных отсеках нового дизайна, ну и заодно решил попросить их хотя бы за бабки прислать мне новые pedal body, в пластиковых частях которых я и сорвал резьбу (сейчас продаются по 100 баксов на сайте гармина, а тогда их в продаже еще не было). Педали я покупал на английском сайте slanecycles.com, поэтому сперва написал в английский саппорт. Они тут же направили меня в российский, а те сказали, что могут только прислать батарейные отсеки. Чем я и воспользовался, благо все было за счет конторы.

К моему удивлению, новые батарейные отсеки стали хорошо держаться в резьбе. То ли оттого, что сама резьба на них оказалась чуть большего диаметра, чем на старых отсеках, то ли от того, что срезанную пластиковую резьбу удалось немного восстановить с помощью клея. Вот сравнение нового (слева) и старого (справа) отсеков:

В верхней части старого отсека под контактом видно покосившуюся черную пластиковую пластинку-изолятор, которую производитель посадил на слабенький клей. Естественно, после энной замены батареек полоска стала свободно ходить, а потом и вовсе отклеилась. В новом отсеке такой фигни уже не было.

Так я гонял где-то год безо всяких проблем, но буквально недавно возникла третья серьезная проблема - на правой pedal body пластик стал потихоньку отходить от металла. На фото это хорошо видно:


Вот эта вот замечательная особенность правых (именно правых, судя по всему) педалей проявилась в свое время у множества пользователей, и гармин даже сделал про нее статью, в которой ясно говорилось: при отделении пластика обратитесь в саппорт. Сперва я решил тупо игнорировать эту проблему, поскольку пересел на станок, где физическое отваливание педали ничем страшным не грозит. К сожалению, очень скоро опять начались потери правой педали, и стало понятно, что причина именно в разваливании пластика. Можно было, конечно, заменить правую педаль любой другой, получив таким образом односторонний мощемер, но... я опять пошел в саппорт, и опять в буржуйский на всякий случай. Они стали тянуть резину. Пришлите, плиз, фото педалей. Ай, как плохо, но вдруг у вас старые батарейные отсеки или прошивка не самая последняя? Ах, отсеки новые и ПО на педалях регулярно обновляете? Ну, тогда идите в российский саппорт - только они могут выслать вам замену.

Российский саппорт сразу запросил мою переписку с буржуйским саппортом и постановил, что не может пока ничего сделать, так как решение о замене может принять ток буржуйский саппорт, и надо добиваться от них четкой резолюции. Буржуйский саппорт на это говорит: извините, но в связи с появлением в вашей стране закона о защите персональных данных мы не можем принять у вас девайс, поэтому обращайтесь в российский саппорт, у нас все. После этого, надо отдать должное российскому саппорту гармина, они таки согласились на замену, но... не той косячной запчасти (Vector 3 Right Sensing Pedal Body, которая на тот момент уже была доступна на гарминовском сайте за 100 баксов), а полного комплекта педалей (который там же - за 800 баксов). Типа, в РФ можем заменить ток весь комплект, отдельно запчасть выслать не можем.

Так и порешали. Отправил в Москву старые педали, получил новые. Заплатил только за доставку. Первое впечатление - педали явно отличаются от старых, батарейные отсеки новые. Надеюсь, за 2 года гармин сделал работу над ошибками, и обновленных педалей хватит на больший срок.


---
Еще пару вещей все-таки надо затронуть, хотя сказать мне будет почти нечего.

1. Падения. Падал на шоссе раза 2-3 на педали, ничего с ними не было после этого.

2. Точность. Графиками и сравнениями с другими мощемерами не заморачивался. Сравнивал несколько раз на крутых градиентах фактические данные с теоретическими. В принципе, цифры бились. Ничего фантастического педали никогда не рисовали, разве что правая педаль во время потерь сигнала могла выдавать пики в 2000 вт, но после решения проблемы с сигналом - такого больше не происходило.

---

Подведем итог. За 2 года использования (около 20к км, или 1000 часов, - как больше нравится) косяки проявились во всех частях мощемера, кроме самой оси. Пластиковая резьба - однозначное зло (не один же я с кривыми руками); в векторе 4, если он будет, надо определенно что-то более надежное придумать. Справедливости ради, педали все-таки оказались удивительно ремонтопригодными, в отличие от других мощемеров, например стейджеса. В общем, брать эти педали надо только при уверенности в своих прямых руках, которые не сломают нежный пластик.

Январинг 2019, или как я 4 дня ходил на Фалазу

В среду я сел на утреннюю электричку и поехал в Анисимовку. Множество раз я уже ездил этим маршрутом, но то было в качестве туриста. Сейчас же я сходил на перрон совсем другим человеком. Пути, которыми я получал удовольствие, за последние годы сильно усложнились, и я более не мог наслаждаться Фалазой как турист, романтик или фотограф. Теперь я способен был только наслаждаться забегами на Фалазу как спортсмен: это когда мышцы закисляются и горят, воздуха не хватает, а смотришь все время только себе под ноги и на показания пульсометра. И в конце подъема еще обязательно ускоряешься до блевоты. Да, я стал тем, кого раньше не понимал и кому в глубине души завидовал. Я стал надрачивать на скорость, пульс и другие показатели, интересные лишь упоротым. Я стал почти все свободное время уделять тренировкам, чтобы за год стать быстрее на 2%. И сейчас я взял неделю отпуска, чтобы лучше подготовиться к забегу на Фалазу.

Выйдя с электрички, я почувствовал легкий укол одиночества. Болельщиков не было, группа поддержки в этот год отсутствовала. Никто не ждал меня у станции. До Грибановки я шел пешком, шел медленно, чтобы не устать раньше времени. Сегодня мне предстояла первая Фалаза, и устать я должен буду именно там, а не здесь, на этой пыльной дороге. Мыслей в голове было мало. Помню только, что я переживал, как бы ноги не забились от непривычно тяжелого рюкзака - вместо спальника и палатки я взял побольше еды.

Скучно было идти по дороге. Но я понимал, что это лишь очередное испытание для русского человека. Русский человек должен научиться любить рутину, находить прелесть в отсутствии изменений. Настоящий русский человек не живет в жажде новых впечатлений, он способен довольствоваться скудной цикличностью событий, радоваться постоянству и стабильности. Такому человеку не нужны приключения, путешествия, новые знакомства, смена обстановки, алкоголь и прочее, прочее. Все это - внешняя подпитка, нужная лишь слабой личности. Когда сталкиваешься с рутиной, всегда есть два пути - либо ты пытаешься с ней бороться описанными выше методами, либо ты заставляешь себя полюбить ее. Я начал догадываться об этом еще давно - когда только начинал пробовать себя в туризме. Тогда, беспрестанно мучаясь на подъемах, я вдруг понял, что можно не мучиться, а наслаждаться. Усилием воли я заставил себя полюбить подъемы - частный случай рутины.

На базе меня поджидал сюрприз. Номер мне дали тот же, в котором я жил год назад с НХР. Я вошел в номер, разложил все вещи, выложил на стол еду, пообедал и стал ждать, пока еда уляжется.

Внезапно я понял, что делать мне совершенно нечего. Я почувствовал густое одиночество в этом номере с двухместной кроватью. Нахлынули воспоминания о том, как год назад я был здесь не один. Сейчас же мне не с кем было валяться на кровати, ругаться и драться. Некому было за меня договариваться с администрацией базы, переживать, волноваться, восхищаться и готовить еду. Я испытывал сам себя на прочность изоляцией от общества. Интернета и даже сотовой связи не было. Можно было, конечно, сходить пообщаться с другими обитателями базы, но... я запер дверь поплотнее.

Одиночество прям пиздец как давило. Я понял, что слишком слаб перед этим вызовом жизни, перед этим проявлением рутины. Чтобы не сойти с ума, я осмотрелся и нашел в номере несколько книжек. Как назло, книжки с более-менее симпатичными названиями оказались с закладками. "Не хватало еще проебать закладку", - подумал я и взял книжку без закладки. Я не читал худлит уже много лет, но жизнь вот заставила.

Мне предстояло провести три дня на базе. Сперва я думал описать каждый день по отдельности, но потом понял, что достаточно описать всего один день, потому что остальные были такие же.

Итак, после просыпания я жрал, затем читал книжку, потом опять жрал, снова читал книжку и шел тренироваться на Фалазу. Каждый день с Фалазы я возвращался в более болезненном состоянии, чем был до (на базу я приехал уже с простуженным горлом, а интенсивные тренировки в мороз почему-то не способствовали выздоровлению). После Фалазы я жрал, опять читал книжку, затем опять жрал и ложился спать. За ночь и следующее утро я вроде как восстанавливался в плане здоровья, но ежедневная Фалаза опять наносила удар по здоровью, как орел клевал Прометея. Сама база тоже испытывала меня на прочность. Батареи в номере то включались, то отключались. Полы в коридоре и туалете то были сухими, то насквозь промокали. Но эти бытовые колебания были столь незначительными, что только подчеркивали мощь рутины, в которую я сам себя загнал.

Конечно, были какие-то различия между днями. Например, в среду у меня болело горло и от скуки я сожрал раза в два больше еды, чем хотел. В четверг горло уже не болело, но пропал голос (хотя заметил я это далеко не сразу, потому что за весь день сказал слов десять), а еще я долго не мог решить: идти мне на Фалазу после завтрака или только после обеда? И если идти, то через час или через два после приема пищи? В кроссовках или треккинговых ботинках? В пятницу с голосом стало получше, но появился насморк. А вечером я вдруг понял, что еды осталось совсем мало. Очень долго решал, как именно распределить оставшуюся еду: съесть побольше сейчас вечером или уже завтра утром? Возникла глупая мысль, что мне может не хватить гликогена на гонке.

Суббота. День соревнований. За три часа до соревнований жру. Все-таки я угадал с раскладкой - на гонку съеденного хватит, а после - пожру в кафешке. За час до старта выхожу на разминку, дохожу почти до родника. Спускаюсь назад, вижу, как стартуют на "Кольцо". Подхожу поближе, уточняю время старта и окончательно прогоняю абсурдную мысль о том, что моя гонка уже началась.

Пять минут до старта "Спринта". Занимаю место спереди с краю. Справа от меня - Леша Чахлов. Недалеко от него - Женя Лепешкин и Вадим Юрасов. Где-то в толпе стоит Илья Иванов, переметнувшийся сюда с "Кольца". Все они - сильнейшие местные спортсмены. Раньше я всегда проигрывал им пропасть в несколько минут. Но теперь я стал сильнее. Да и к тому же я знал, что за меня болеют Анна Гавриловна, дядя Юра Чащин и Сергей Коваль с "Разбега". И еще какие-то незнакомые туристы, которых я встретил неделю назад на Фалазе. Сергей, правда, сказал, что будет болеть только за мое 3-е место, но это тоже ничего.

Старт. Леша с Женей сразу вырываются вперед в очень высоком темпе. Поддерживать такой темп мне совсем не хочется, и я начинаю отставать. В голове промелькает мысль: "Ебать-копать! Столько тренил, а все повторяется, как в прошлом году!".

Женю Лепешкина я догоняю вскоре после базы "Высокой". Немногим позже утыкаюсь в группу Чахлов-Юрасов-Иванов. Группа заметно замедлилась, темп наконец снизился до моего предела комфорта - идти все еще очень тяжело, но с такой скоростью можно идти еще, наверное, час. Говорю Вадиму, чтобы он сменил Лешу, но Вадим отвечает, что не знает дороги. Все-таки мы втроем обгоняем Лешу и после родника движемся очень плотно. Для обычных туристов здесь начинается самый тяжелый участок, так как наклон тропы максимально крутой. Но мне становится чуть легче - из-за того же наклона я могу на полную мощность использовать палки и разгрузить ноги.

На середине подъема пошли откровения. "Нет, не мое это", - говорит Вадим. А Илья жалуется, что зря не взял палки. Я чувствую его слабину и начинаю обгонять. К выходу на хребет я уже секунд на 5-10 впереди всех. На пологом участке ускоряюсь... и вдруг нога застревает. Не сразу понимаю, в чем дело. Оказалось, что кошка намертво зацепилась за сучок. В панике дергаю ногу сильнее, и кошка отлетает от кроссовка. Некоторое время бегу с кошкой в руке, но понимаю, что надо остановиться и нацепить ее. За этим делом меня обгоняет Илья, и я, потеряв драгоценные секунды, снова второй. Догнать Илью уже не получается - участок тут пологий и позволяет моему сопернику бежать, а бег совсем не мой конек. Все, что я могу, - это не сильно отстать.

Но тут мне на помощь приходит хорошее знание тропы. На развилке Илья продолжает бежать по основной тропе, которая в этом месте сделает небольшой крюк, а я - срезаю по более прямому участку, и выскакиваю на основную тропу у Ильи перед носом. Но вскоре Илья опять обгоняет меня, и разрыв увеличивается до тех пор, пока мы не добегаем до финального крутого взлета перед вершиной. Осталось набрать 250 м высоты, и гонка окончена. Я слегка в панике - Илья все еще в пределах видимости, но сократить отставание будет ну очень тяжело.

А сил осталось мало. Я понимаю, что эти финальные 250 метров прохожу сейчас заметно медленнее, чем неделю назад, когда я в очередной раз отрабатывал их в высоком темпе. Расстояние между мной и Ильей вроде как сокращается, но как-то слишком медленно. А сзади напирает Вадим, ему до меня еще ближе, чем мне до Ильи. Не знаю, чем бы все кончилось, если бы в самом конце, когда оставалось набрать метров 50 высоты, мне бы не помогла очередная развилка. На ней Илья вдруг сворачивает на новый участок тропы, ведущий на видовую со скамейкой. Даже сейчас я точно не уверен, но, скорее всего, со скамейки до вершины идти несколько дольше, чем по старой тропе, по которой я и продолжил идти. Разрыв между нами в момент разделения - секунд 10-15. Пользуюсь шансом, нахожу в себе силы для последнего мега-ускорения и надеюсь, что топлива хватит до самого конца.

Топливо заканчивается как раз незадолго до финиша. Я уже никакой. Кажется, вижу впереди себя человека, подозрительно похожего на бегуна. Подбегаю к финишу и спрашиваю: "А где же первый?". И тут мне говорят, что первый я. Только после этого я провисаю на палках и какое-то время просто отдыхаю.
DSC09696.jpg
(Фото Люсине Игнатовой)

Вниз спускался не торопясь: и ноги ныли, и погода стояла теплая. В итоге спуск занял больше времени, чем подъем.

Теперь выводы. За 2018-й год я прокачал выносливость примерно на 10% и уже могу конкурировать с сильными местными спортсменами в апхильных дисциплинах - скайраннинг и велосипед. Но успокаиваться рано, и мне явно есть, куда стремиться. Я проделал огромную работу, но пока мое преимущество слишком призрачно, а победа - неубедительна. Короче, надо больше тренить.

Ну и техническая информация о неделе перед гонкой:

Понедельник. Отдых.

Вторник. Велостанок 2 часа 20 минут. Час в среднем темпе, затем серия интервалов.
https://www.strava.com/activities/2079620373/

Среда. Фалаза: 1 подъем в среднем темпе, затем 4 мини-подъема в высоком темпе.
https://www.strava.com/activities/2088392283

Четверг. Фалаза: 1 подъем в среднем темпе, 2 мини-подъема в высоком темпе.
https://www.strava.com/activities/2088393270

Пятница. Фалаза: 1 подъем в легком темпе.
https://www.strava.com/activities/2088393757

Суббота. Разминка, затем гонка:
https://www.strava.com/activities/2088393908
https://www.strava.com/activities/2088394272

Приморские джунгли, бессмысленные и беспощадные. 18-19.11.2017

Я протер 4 пары джинсов в ДВФУ и ужасно не хотел шагать по проторенной дорожке: планктонная работа, приус в кредит, женитьба на злой карге, диван и пиво по вечерам, вот это все. Нет, я даже такое не потяну это не для меня.

Я хотел быть другим, испытать в жизни нечто удивительное, погружаться в неведомое, искать дикие племена и затерянные сокровища в самом сердце непроходимых джунглей... Вот так я и оказался в поселке Тигровом, в Партизанском районе Приморского края. И оказался не один - со мной были мои верные друзья:

1. Кирилл. Кирилл, заслуженный патриарх приморских джунглей, был нашим рукпохом и автором этого новейшего, никем не хоженного, маршрута. Признаться честно, когда Кирилл впервые рассказал нам о своем плане сходить за сокровищами древних чжурчжэней, спрятанных в склоне горы Ручейковой, мы все покрутили пальцами у виска. "Бестолочи, ну сколько уже можно ходить на Пидан?" - Взгляд Кирилла был безумен, голос сильно дрожал. - "Вы так и хотите остаться обычными туристами? Да любой может пойти на Пидан. А вот гора Ручейковая, да там же нетронутые рощи и древние реликвии... Я отведу вас, это будет первопроход! Тайные сокровища, колючие кусты, ебаные елки, магические камни... подземные города, хвойный валежник, исчезнувшие цивилизации... только там можно постичь всю суть приморских джунглей, ну и как бы вот". В общем, мы, скептически настроенные в начале, в конце концов заразились мечтательной решимостью Кирилла и согласились отправиться вместе с ним на Ручейковую, чтобы открыть новую страницу в исследовании милых приморских рощ во славу АР.

2. Леха. Леха был молчаливой клушей. Однажды Леха прямо посреди похода больше часа молчал о том, по какому светофору лучше перейти улицу, чтобы быстрее добраться из точки Б в точку А. А однажды, прямо во время сложного спуска в одну из пещер Чандолаза, он долго размышлял о том, как оптимизировать работу отделения Почты России небольшого города. Есть мнение, что Леха ходит в походы с галдящей бестолочью исключительно для сбора экспериментальных данных для своей Всеобщей теории Всего.

3. Лена. Леной невозможно было не восхищаться. Она была легендой приморского аутдора. Ее называли Королевой Нонстопа. Лена обошла пешком все Южное Приморье, адово при этом страдая и люто бешено клушегубясь. В юности Лена ходила в лес с пользой: за грибами, ягодами и парнями. Теперь, годы спустя, Лена ходит в лес с единственной целью: заебаться и охуеть.

4. Дима. Дима был откопан Леной на каких-то альпинистских соревах и призван ею в наш поход. Никто не знал, чего от него ожидать, но законы жанра требовали иметь в команде клушу-загадку.

Добираться до Тигрового Кирилл сказал на электричке. Из окна хорошо видно те самые, знакомые до мурашек на мошонке, милые приморские рощи. Прямо на ладони - Воробей, знакомый кулуар и распадок... брр. Тогда он отжал у меня треккинговую палку, порвал штаны, промочил ноги в ледяной воде и истребил немыслимое число нервов. "Да чтобы еще раз в эти ебаные походы! Да никогда больше!" - клял я весь белый свет тогда. Конечно же, уже через неделю я пошел в лес снова, и опять получил пизды от природы. А через неделю снова пошел. И потом опять.


Все исследователи джунглей - милых приморских рощ - в сборе, кроме меня. Имена можно легко определить по лицам.


В этот раз никто не спал в электричке, все слушали Кирилла. Вот часть его проникновенного монолога: "...а ночью милые приморские рощи просто бесподобны. Повсюду кипит жизнь. Насекомые, клещи, мошка, птицы, столько животных вокруг. Они будто кричат тебе. Вся природа словно пульсирует в неистовом желании напиться твоей крови. Но зимой все иначе. Все словно мертвое и ненастоящее. Остаешься только ты, мороз и то, что ты ищешь. Холод и мертвые рощи пробуждают твою темную сторону. Возникают дурные мысли. Из тебя начинает лезть всякое говно. Иногда - бить фонтаном. И только от тебя зависит, достигнешь ли ты цели похода или же сдашься под напором говна..." - на этом моменте Кирилл сделал большую паузу. Мы не перебивали. Возможно, Кирилл сейчас вспоминал все свои походы, все бесчисленные эпизоды борьбы с милыми приморскими рощами. Имея столь огромный опыт исследования приморских джунглей, он как никто другой умел контролировать выплескивание своего говна и говна других участников. Наконец, он продолжил: "И только звериные следы напоминают о том, что здесь еще теплится жизнь. Но лесовозы, охотники и строители всех этих нефтепроводов, газопроводов, лэпок, - они же все уничтожат. Они уже многое уничтожили. Еще поколение, и они доберутся до самого сердца моих милых приморских рощ - до горы Ручейковой, и все следы древних цивилизаций просто исчезнут. Затерянный мир канет в небытие. Навсегда!"

Да, умеет Кирилл мотивировать - нам с удвоенной силой захотелось попасть на Ручейковую. Поэтому последние полчаса мы усиленно закидывались едой.

Станция - поселок Тигровый. Здесь начинается наш поход.


Холодно для середины ноября. Вероятно, у всех нас в этот момент возникли мысли прекратить поход, но никто этого так и не произносит вслух. И поход за сокровищами чжурчжэней продолжается.


Прямо из Тигрового видна наша первая цель - гора Смольная. По рассказам Кирилла, именно в распадке между Смольной и Ручейковой находятся самые злые рощи и самые ебучие елки, и там же спрятаны древние реликвии бохайских жрецов.


Буквально через 100 метров все идут в кусты и делают первые корректировки надетой одежды - снимают флиски/перчатки/трусы, чтобы не перегреться. Рукпох делает фотку еще довольных участников похода. В таких случаях Лена всегда говорит: "запомните нас молодыми".


Делаем первые шаги по Тигровому. И сразу сталкиваемся с первым препятствием - унылые дороги. Еще первые исследователи приморских джунглей доАРской эпохи на своей шкуре испытали всю убийственную унылость приморских грунтовок. Она прямо пропорциональна длине грунтовки и обратно пропорциональна скорости движения и количеству интересных объектов.


Чтобы идти менее унылее, использую годами проверенный метод - с концентрацией и чувством тыкаю треккинговыми палками в землю. Земля почему-то вся во льду, идти очково - а вдруг ебнусь? И несмотря на тыканье палками, проклятая нескончаемая грунтовка все равно с каждым шагом забирает себе немного психической энергии. С каждым километром мышление уплощается, тебя буквально размазывает по грунтовке. И когда надо, наконец, уйти с дороги в лес, от тебя уже почти ничего не остается. Вся внепоходная жизнь исчезает, да и о походной цели - сокровищах - ты уже не помнишь. Даже жрать не хочется. И все, что ты еще можешь, - просто следовать за рукпохом. Ты сейчас - не тестировщик, не бухгалтер, не муж, не мать, не 4 года без секса, не личность. Ты сейчас - простое перебирание ногами.

Но в этот поход все было не так. Нормально шел. Грунтовка кончилась достаточно быстро. Из развлечений были только броды, но этого хватило.



Вот здесь свернули в гостеприимный лес. Милые приморские рощи пока не начались.


На первую вершину (чуть выше 800 м) лезли где-то час. Снега мало. Кустов тоже немного. С вершины неплохой и уж точно новый для всех вид на Хвост Бурундучка, газопровод и другие лакомые кусочки южного Приморья.


Ручейковая собственной персоной. Самая таинственная из всех гор южного Приморья. До сих пор общественность не знала ни одного убедительного доказательства пребывания на ней современной клуши.


На обзорный камень поднимаюсь первым и пользуюсь возможностью поснимать остальных. Клуша-загадка Дима - идет хорошо, значит до Смольной точно дойдет.


Рукпох Кирилл идет в середине, чтобы все бестолочи были в радиусе досягаемости.


Клуша-молчанка Леха сейчас думает о чем угодно, но не о Ручейковой и сокровищах. Возможно, в структуре снега он увидел подтверждение или опровержение своей теории Всего.


Лена идет и думает три мысли: "1. Бля, зря я вчера с таким весом приседала. 2. Пиздец, кажись, забыла мясо в холодильник убрать. 3. Уже немного хочу на диван".


На вершине я потерял все ориентиры, и Кирилл повел нас на Смольную по хребту, руководствуясь внутренним чутьем и жпс. Сперва был небольшой участок ебаных елок.




Через ебаные елки иногда было видно Читинзу:


И знакомую ЛЭПку. Кирилл ведет нас как раз туда, в место, где ЛЭПка пересекает траверс Читинза-Смольная.


Ебаных елок было очень мало, кустов и вовсе не видать. Снега все те же 5-10 см. Набор высоты небольшой. В общем, идется легко, но как-то долго, до Смольной еще дохуя, а Кирилл планирует ночевать далеко за ней. И холодно еще. Середина ноября, блять, откуда такой минус?

Встаем на чай. Кипятим не снег, а воду из тайного родника чжурчжэней.


Фото еды.


После чаепития становится совсем легко. Идем по ровному-ровному хребту почти без подлеска. Кайф - подумали мы все. Все, кроме Кирилла. Кирилл ненавидел такой простой лес. Ненавидел всем сердцем. Само существование Кирилла было оправдано милыми приморским рощами и только ими. Вот уже многие годы весь смысл своей жизни Кирилл видел в исследовании МПР. МПР были единственной его страстью. А тут... да в таком лесу никакого клушегубства нельзя представить. Регулярные экскурсии или даже походы по подобным лесам могут привести разве что к полной аутдорной деградации клуш. Даже пальцы без перчаток и то вряд ли поморозишь, как Хитров, ветра-то нет.


Прямо перед ЛЭПкой был знакомый всем ходильщикам траверса Ч-С сложнейший 30-метровый участок ебаных поваленных деревьев. Если бы такой участок был длиной хотя бы километр, мы бы все эпично обосрались. Но там всего 30 м. Сам участок снимать я побоялся. А когда опомнился, то был уже на ЛЭПке.



Потом был долгий часовой подъем на Смольную, как и предрекал Кирилл. Иду то первым, то вторым, меняюсь с Кириллом. Перед самой вершиной остановился поменять перчатки. За это время мимо меня бодро прошли все участники, кроме клуши-загадки Димы. Мне стало интересно, насколько он отстал и жив ли вообще. Наконец, минут через 5, клуша-загадка неторопливо прошла мимо меня. Видимо, клуша была уверена, что Кирилл сколь угодно долго будет ждать отстающих участников на вершине.

К триангулятору вышли уже в сумерках, там и пожрали. Ветра нет, но все равно холодно. Пальцы сильно мерзнут.


Начиналось самое интересное - траверс Смольная-Ручейковая. Тот самый первопроход. Надеваем фонарики, клянчим друг у друга батарейки, продолжаем движение.


Первый этап - спуск в седловину. Сразу же начинаются воспетые Кириллом клушегубные рощи, скорость сильно падает. Первый сюрприз преподносит клуша-загадка - останавливается и минут десять, не меньше, отогревает руки махами. В пугающе полном молчании. Наконец, снова продолжаем движение.

Постепенно доходим до того самого момента, когда фотографировать не то что уже не хочется, а даже в голову не приходит. Тьма воцарилась над смольно-ручейковыми рощами. А после седловины рощи вообще вступили в убийственный союз с ебаными елками и ебучими камнями. Хуй пройдешь. А когда таки пройдешь изъебнувшись вприсядку зигзагами, то уже совершенно не ебешь, куда идти дальше. Но нас вел Кирилл, а Кирилла вел жпс, и не уставал Кирилл смотреть в жпс, и батарейки в его жпс тоже не уставали. А вот ленины батарейки устали.

Долго шли и медленно. Со стороны наша процессия выглядела печально, все мы были похожи друг на друга своим заебанным видом, но каждый думал о разном.

"Заебись", - думал Кирилл, - "хоть я и подзаебался немного, но Ручейковая у меня почти в кармане! И рощи какие тут охуенные".

"Блять", - злилась про себя Лена, - "точно еду забыла в холодильник убрать. Пиздец нахуй!"

"Да что это за хуйня", - причитал Леха, - "совсем нихуя не думается, все психические ресурсы уходят на просчет движения по рощам, разве я этого хотел? Нет, я этого не хотел".

Что думал Дима, клуша-загадка, осталось неизвестным. Возможно, о жене и детях, о теплом диване с пивом. Или хотя бы о еде в палатке.

Долго шли и медленно. Я как бы готовился, что будем идти долго, но к течению времени в рощах никогда не привыкнешь. Разговоры давно затихли, все просто молча шли за Кириллом. Теперь только он знал дорогу к Ручейковой. Мозг постепенно отключался. Мыслей уже почти не осталось. Хотелось придти и лечь спать. Даже пожрать и то хотелось лишь из чувства долга перед организмом. К этому времени только Кирилл сохранял способность соображать и думать. "Да ебаное все! Похуй на сокровища. Лишь бы до седловины дойти" - вот такие мысли крутились у него в голове.

Только к 10-11 вечера мы наконец дошли до седловины перед Ручейковой, и бесконечная ночная часть похода закончилась. Без отдыха (ну разве что поссать сходили) начали ставить палатку. Я в установке принимал самое важное участие:


Впервые за долгое время с комфортом пожрал в трехместной палатке - так как в ней на сей раз было именно трое человек, а не четверо, как обычно. Хотя и тут кое-то пытался организовать ужин в трешке всем пятерым участникам, но я настоял на разделении (конечно же, во славу АР) участников по двум палаткам. И сразу стало просторнее. И носки Лены больше не рядом с моим лицом. И обязательные палаточные игры "подержи реактор", "найди удобную позу", и "поставь безопасно кружку" в этот раз дались легко. Только посмотрите на необъятные просторы нашей палатки:


Долго спорили, во сколько же завтра вставать, чтобы успеть на электричку. По концовке пришли к тому, что Кирилл и Леха встают в одно время, мы чуть позже, но кто позже выйдет - тот однозначно лох.

Жрали мы, как всегда, вкусно и много. Дома хуже едим. Спали в целом хорошо, а в частности - посреди ночи проснулся от холода. Пришлось подкладывать летний спальник в осенний и еще надеть пуховик. Вот тогда стало хорошо. Но снаружи температура была декабрьская, как минимум. Где-то -15.

Утренние сборы. Главное в них - собрать свои манатки самым первым и далее победно отдыхать, глядя на других, еще не собранных, участников. В этих сборах я оказался первым, а Лена - последней. На фото не видно, но она сильно нервничала.


Да, была еще палатка Кирилла и Лехи. Кажется, они немного проспали и имели все шансы продуть Лене.


Этот дешевый пуховик спас мой сон. Без него я бы не умер, но вряд ли бы насладился теми 3-4 снами под утро.


Хуячим в гору. Надо набрать что-то около 200 по вертикали и 1000 по горизонтали. Скажу честно - о сокровищах на тот момент уже никто не думал. Тут дойти бы до вершины и успеть на электрон.


С середины подъема стало видно Смольную и наш вчерашний ночной путь. Все кажется таким милым.


Конец подъема и кульминация всего похода. Вершина Ручейковой. Многие мечтали сюда добраться. Мы это сделали.

(Тут на фотке кажется, что у меня пузо, но это не так. Как-нибудь потом покажу пресс. А это просто я перчатки засунул в карманы. Курке конечно пиздец, совсем она разошлась, это был ее последний поход. Хотя я еще долго буду ассоциироваться с этой синей курткой, но теперь я хожу в зеленой.)

Ручейковая. Многие пиздели в интернетах, что это невозможно. Многие говорили, что это глупо и опасно. Были завистники, отговаривающие нас от этой затеи. Были и тролли-подстрекатели. Все они теперь эпично обосрались. Потому что Ручейковую мы покорили. Осталось дойти до дома.

Спуск с вершины не самый приятный - мало снега, мелкие и средние камни, большой уклон. О фотках никто уже не думал, и только Лена, дождавшись удобного случая, таки сделала фотку этого самого спуска с Ручейковой.


На мой неопытный взгляд, логичнее было сразу сваливаться на дорогу, но Кирилл повел нас на пупырь Кирилла.


За 200 м до дороги был самый опасный участок этого дня.


А за 20 м до дороги был самый дурацкий участок этого дня - брод. Перейти можно только по поваленному дереву. И тут мы впервые разделились (не считая вчерашней ночи, когда мы разделились по палаткам): я перешел на другую сторону, а остальные не захотели и пошли вдоль берега.


Необычно было идти одному, интересно. Даже чуть-чуть страшно. Дорога уже отлично накатана.



Странно было идти сейчас по этой дороге. Раньше я уже бывал на ней два раза, и оба раза это было по жаре на велике. А сейчас - холод и снег. И пешком. И идти еще дохера. И тут еще свежие тигриные следы.


Бродов очень много. На велике летом не было никаких проблем - взял и проехал по воде. Сейчас же ноги совсем не хотелось мочить, поэтому приходилось иногда долго идти вдоль берега в поисках удобного места для перехода.

В один момент не выдержал и сел пожрать. Выбрал солнечное место, но все равно холодно, особенно пальцы ног мерзнут. Запасные теплые носки? Были. Но нет - мне не настолько холодно, чтобы потратить время на поддевание! Да и русский православный человек же должен терпеть, терпеть, пока совсем хуево-прехуево не станет. И тока когда грянет гром, вот тогда только перекрестится, ко врачу пойдет или там революцию устроит. Не, пока все более-менее, буду терпеть. Чайку глотну. Что там у меня? Вафельки, мармеладки - отлично. На морозе и то и то жуется легко.


Пока жрал, меня догнали остальные. Лена еще запарила чаю, но мне это уже слабо помогало. Надо было продолжать движение.


С дороги открываются классные виды на бурундучковый участок Ливадийского хребта. В бесснежное время года отсюда легко видна осыпь Коваленко, но сейчас же она одного цвета с другим курумником.


Дорога пока идет в основном вверх - на перевал с нефтевышкой. На подъеме группа растягивается. Клуша-загадка, оправдывая свою приставку, сегодня идет гораздо лучше вчерашнего. А вот Лена на дороге стала почти умирать. Остальные - без изменений.


Над Кириллом нависает Ручейковая (а в центре один из двух пупырей - пупырь Кирилла). К этому моменту мы уже довольно далеко ушли от нее, но еще примерно столько же осталось пройти до станции.


Вид на Смольную. Отсюда она кажется мелкой какашкой, но мы-то помним, что это один из самых грозных и беспощадных восьмисисечников.


Все-таки нефтепровод охуенен, особенно летом. Или это газопровод? Все не могу запомнить.



Вершина перевала. Вид на Смольную (слева) и Ручейковую (справа).


А сейчас фото финишеров. Мы с Кириллом финишировали первыми. Третьим был Леха:


Клуша-загадка:


Королева нонстопа:


Дальше фоток никто не делал. Поэтому мне будет очень тяжело сейчас писать. Но я постараюсь :)

Итак, с перевала мы быстренько спустились до той самой лесовозной дороги, по которой шли утром первого дня. Что интересно, на спуске Лена опередила нас всех. Говорит, в подъемы уже вообще никак, зато вниз без вопросов.

Таким образом, кольцо мы замкнули. Я тогда сразу предложил назвать схоженный маршрут кольцом Фалазы, как и любую замкнутую кривую через приморские восьмисисечники, но единогласного решения не было принято ни тогда, ни в последующих обсуждениях в группе "Баджальских клуш" на фейсбуке. И по сей день это нерешенная топологическая проблема восьмисисечного пространства. Кто-то должен ее разрешить. Но пока бестолочь будет заниматься всякой ересью типа прогулок на Тобизина, однодневных походов на Ольховую, походов с печкой и т. д., с мертвой точки ничего не сдвинется, я вам гарантирую.

На станцию пришли минут за 30 до электрички, грелись в магазине. Я не сдержался и по примеру других участников купил чипсов. Очень уж хотелось говна всякого сожрать.

А с перрона я вдруг углядел Пидан. Стали спорить, действительно ли видно отсюда (то есть с Тигрового) Пидан или нет. Тогда мне доказать свою правоту не удалось. Но дома я открыл программу Google Earth, запустил симуляцию восьмисисечного пространства и нашел убедительные и наглядные доказательства своей правоты. Да, не зря я потратил годы жизни на изучение восьмисисечного пространства, не зря. До сих пор Кирилл мне должен большую молочную шоколадку.

Но все равно я благодарил Кирилла. Как бы мы провели без него эти два дня? Даже представлять не хочется. Диван и пиво? Очередной поход на Фалазу? Ведь, казалось бы, все походы уже давно были схожены. Все отчеты - написаны. Все возможные и невозможные клушегубства - совершены. Кирилл с его Ручейковой нас всех спас, он доказал, что новые впечатления всегда можно найти. Было бы желание.


---
P.S. На этот раз без долгих послесловий. Просто трек:
https://www.gpsies.com/map.do?fileId=jprhpnwgjldshckc

Отчет, которого не должно было быть. Памяти Сани Коваленко.

3 сентября, всего несколько дней назад, в страшной автокатастрофе погиб Саня Коваленко со своим братом и матерью. В память о нем я решил написать отчет об одном походе, который мы вместе совершили.

Итак, утром 26 декабря 2015 года я вышел из электрички на платформу станции 74-й км, более известной как Лукьяновка. Там меня уже поджидал Саня, приехавший в деревню на машине. Мы встретились, чтобы вместе пройти траверс Пидан-Фалаза. Я был настроен успеть на вечернюю электричку, Саня же никаких прогнозов не делал - он просто хотел сходить свой первый траверс, но из-за сильного дубака было понятно, что идти сегодня придется как можно быстрее. И мы побежали.

Бежали ровно до конца деревни, когда я понял, что печенка вот-вот выскочит из моего правого бока. В то время я еще совсем не бегал, в отличие от Сани. С тех пор шли только шагом. Особо ни о чем не разговариваем, просто идем себе да идем, как можем - наслаждаемся природой, стараемся не замерзнуть. По прогнозу в деревне было около -20 (на горе - еще ниже), в реале так оно и оказалось. Лично я шел в термухе, толстой флиске и мембранной куртке, и шел весьма и весьма бодро, но все равно ощущения были где-то на нижней грани температурного комфорта. И это еще в безветренной низине.

Пидан-Сихотэ. К этому моменту ресницы уже покрылись льдом, что явно говорит о температуре ниже -15.


В конце дороги пожрали. Жрать пришлось в рекордно короткие сроки, потому что холод. Еще не собачий, так как пока только начало похода и одежда еще более-менее сухая, - но все-таки холод, и это неприятно.


Саня и наши рюкзаки. На моем оторвалась боковая стропа, и снегоступ пришлось примотать скотчем. (Большинство фото далее будут нерезкими, потому что у Сани что-то произошло с фотиком, а разбираться не было времени).


Перед началом крутого подъема надел снегоступы, но больше для сцепления и апробации компенсатора подъема, чем для основного предназначения. Тропа была хорошая, только скользкая. На хребет вылезли в полдень, там с твердостью снега дела пошли похуже, снегоступы надел и Саня.

На хребте, перед выходом на безлесый участок, - пожрали опять. Точнее, попили чай и заели конфетой.


Когда желание отдохнуть сильнее холодобоязни:


С ветром не то чтобы везет, но могло быть гораздо хуже (как, например, на январских обгонялках 2017. Кто был в тот день на Пидане, тот меня поймет). Но все равно задерживаться на открытом участке хребта не хочется, и мы, на скорую и замерзающую руку сделав пару нерезких фоток, по-быстрому валим в лес.

Те самые фотки. Фалаза:



Вид на начало траверса. Нам прямо туда, наверх.


Саня на фоне Воробья.


Просто смотрю время. Кажется, в тот трудный для меня жизненный период я разгуливал со старенькой монохромной нокией.


На вершину Пидана не идем - у меня еще теплится надежда успеть на электричку, а значит некогда тут по вершинам расхаживать, чего мы там не видели?

В лесу все заметено снегом, глубина проваливания не очень большая в снегоступах (в среднем - по щиколотку), но все равно прилично тормозит. Скорость ниже расчетной. Что обидно: тратим кучу сил на тропежку, а все равно немного холодно. Но мы вместо того, чтобы идти быстрее, жрем еду и утепляемся одеждой и так идем в максимально доступном нам темпе, практически в соревновательном. Останавливаешься - уже через 5 секунд становится просто холодно. Через минуту - очень холодно.

Вылезли на открытый участок с видом на Пидан. Волосы все побелели от ужасов траверса.


У Медвежьей остановились отдохнуть на пару минут. Саня пошел на вершину делать фотки, а я стал просто жрать еду для энергии. Для вкуса уже не хотелось. Ужа начало пятого, на электричку не успеваем. Даже на Фалазу уже не успеваем до темноты.



После Медвежьей как-то совсем уж долго вылазили на следующий пупырь. К темноте удалось плавно свалиться в седловину перед подъемом на Фалазу. Причем без жпс, что для меня - достижение. В седловине остановились допить чай из термоса. В общем-то чай бы уже давно кончился, если бы мы его по мере прохождения траверса не разбавляли снегом. Когда снял перчатки, пальцы натурально взвыли от холода. Не выше -25 была температурка!

На Фалазу уже с фонариками поднимались. К этому моменту нам было холодно даже в движении. Пот, выступивший на внешней стороне толстой флиски, превратился в слой льда и приклеил мебранную куртку. Пришлось отдирать. Сделав отчетную фотку на главной вершине:


стали сваливаться в Грибановку. Там зашли в Горный дом, где Ира Грибанова напоила нас чаем. Посидели минут 20, немного отогрелись и пошли дальше. Решили, что дойдем до машины, и поедем к Сане домой, в Большой Камень, - там я переночую и на следующий день на автобусе уеду домой.

В районе Бункера повезло с одной попуткой - доехали до Анисимовки, а там почти сразу сели на вторую попутку и доехали до Лукьяновки, где Саня оставил свою машину. Ну а дальше все совсем просто просто - до Большого Камня ехать не больше часа. Уже на подъезде в БК стало казаться, что отошел от всей этой жести. Выходим из машины - не, нифига, ноги ватные, холод собачий. Ушатались мы знатно на траверсе. Да тут еще Саня разбивает бутылку Доктора Августа...

Дальше рассказывать особо нечего - помылся/поел/поспал хорошо, утром Саня отвез меня на автовокзал, где я сел на автобус до Владивостока.


---
Не повезло нам сходить этот траверс в самый холодный день декабря 2015 года (судя по архиву погоды). Хотел показать Сане отличный маршрут, а получилась жесть. Саня потом еще долго с обморожением пальцев ходил. Но вообще - хорошо провели время, такое запоминается навсегда. Хоть раз надо сходить в настоящую суровую зиму в поход.

После мы с Саней участвовали в паре беговых соревнований, пару раз встречались на все той же Фалазе, то я его звал куда-то, то он меня, собирались несколько раз сходить всякие интересные маршруты, но так и не сходили. И теперь уже не сходим.

Сейчас читаю и думаю: этот отчет получился практически полностью повествовательным, в нем нет описания личности погибшего. Во время похода мы почти не разговаривали, а если и разговаривали, то на какие-то общие темы вроде погоды. Возможно, это потому, что Саня - человек закрытый, как и я сам. Но я понял, что он хороший человек. И он оставил наследие даже для меня - я хожу в футболке Баджальских Клуш с его логотипом. Я продолжу ходить в походы, продолжу движение, и этим уже почту его память. Одна жизнь прервалась - но другие жизни продолжаются!

Черный Куст и Краковка, 26-27.08.2017

Некоторое время назад я, как обычно, изучал перед сном старые зимние спутниковые снимки в надежде найти новую велодорожку на юге ПК, и мне внезапно повезло: обнаружилась дорога с вершины Черного Куста в Краковку. От одних этих названий у любого уважающего себя велосипедиста Приморья учащается пульс. У кого ни спроси, все хотят попасть на Черный Куст и в Краковку, но мало кому это удалось. А так, чтобы и то и то за один раз - не было такого прецедента в истории края до сих пор! В общем, стало сразу понятно, что ехать надо обязательно, особенно учитывая, что я так и не нашел ни одного зафиксированного в интернетах свидетельства прохождения этой дороги.

Участников в конце концов оказалось только двое: это я и Димка. Вот он:


Димка катает где-то раз в полгода, но для такого ПВД особо много сил и не надо. В Черный Куст пешком с велом идти довольно долго, но не намного дольше, чем ехать, и не очень сложно. А больше сложностей и не предвиделось: перепады высот в остатке небольшие, расстояние тоже ни о чем - 80 км на два дня. Ну а лужи тормозят примерно одинаково вне зависимости от подготовки.

Выехали в мокрую пятницу вечером. Я еду для души, даже пульсометр не беру. Димка едет, потому что я пообещал море.


Заночевали в какой-то канаве в 5 км от Владимиро-Александровского. С утра пожрали еды разной степени полезности.


Багажника у меня нет, пришлось идти на хитрость - спальник я привязал прямо к раме. Остальное уместилось в подрамной сумке и рюкзаке. И в багажнике Димки :)


Брат.


Видно Чандолаз.


Вид от въезда во Владимиро-Александровское на Черный Куст.


В конце Владимиро-Александровского местный житель потдвердил наличие дороги с Черного Куста в долину. Говорит, джиперы и мотоциклисты там все время гоняют. Еще больше убедился в мысли, что больше всех дорог знают нифига не пешие туристы и не велосипедисты, а именно джиперы и мотоциклисты.

Подъем на ЧК дался мне легче, чем в прошлом году. Тогда я все время умирал, пульс зашкаливал, ноги горели, а сейчас было просто тяжело, но не более. Только пару раз пришлось спешиваться на крутых торчках, когда по ошибке наезжал на камень или пробуксовывал. Но в целом - увереннее себя чувствовал на сложных участках, чем год назад. Ехал не торопясь, много останавливался, ждал Димку - велик у него был заметно тяжелее. Ну и доктор август вместо велотренировок способствовал.


Только на третий мой визит на ЧК наконец-то обнаружился родник. И то нашел его не я.


Часть моей еды: шоколадка и конфетки.


Димка еще обещал грудное молоко для восстановления сил.


Поднимались медленно, часа 3 где-то. Ближе к вершине стали показываться виды. Вот Владимиро-Александровское.


Один из немногих пологих участков, длина его - метров 300. Остальные 5 км подъема можно охарактеризовать как "круто" с вкраплениями "очень круто". Для подробной технической информации со значениями градиента - см. прошлогодний отчет о ЧК и Халазе.


На вершине ЧК находятся 2 заброшенные и 2 действующие сиськи. Вот вид на действующие.


А вот одна из заброшенных сисек. В нее можно войти внутрь.


Вид на вторую заброшенную сиську. Скоро туда поедем.


Вид на Триозерье.


Порт Восточный.


Вид на север, в сторону Чистоводного.


Вид на запад, на Находку. Сестра хорошо так выделяется.


Вид на Димку. Тема сисек раскрыта на 3/5.


Зашли в ближайшую заброшенную сиську. Она неожиданно большая, вроде больше сиськи на Морском кладбище.




Поехали ко второй заброшенной сиське. С нее можно по-иному взглянуть на три оставшиеся сиськи.


Еще там можно пожрать и попиздеть по телефону.


Начало дороги в Краковку находится как раз между заброшенными сиськами - в седловине между двумя вершинами ЧК. Сперва дорога меня не особо обрадовала, так как ехать нихера не получалось:




Но потом стало получше.


А когда спуск кончился, стало еще лучше. Но все равно мы с Димкой решили, что для экологической велопрогулки с танцовщицами эта велодорожка не очень подходит. Спуск страшноватый был, нигде особо не разгонишься.


На ноги еще стала налипать какая-то пизда. При попытке ее снять был открыт новый метод эпиляции.


Вода в бутылках кончилась как раз тогда, когда мы наткнулись на визуально чистый ручеек. Местность производит впечатление реально глухих ебеней. Но буквально через полчаса мы выехали из леса в поле с каким-то егерьским хозяйством.



Помимо смены обстановки и созревшего шиповника - ничего интересного, едем дальше. А уехать отсюда можно в Чистоводное, можно в Золотую долину через Соломенный перевал, но мы едем в Краковку.

Сразу на повороте на Краковку начинаются лужи и идут до самого начала перевала перед Краковкой, а это километров 10. Вот эту образцово-показательную лужу еще можно объехать по краю, но таких луж была в лучшем случае половина.


Дорога настолько в говно, что обрасла многочисленными параллельно идущими объездами:


Но на фото, опять же, один из самых презентабельных объездов, а так - многие объезды уже обзавелись своими собственными лужами. Кроме того, во многих местах объездов не было вообще, и там приходилось идти либо по лужам, либо по лесу. Велотуфли особенно жалко, несколько часов ходьбы по лужам их почти добило.

Бродов было немного. Возле этого брода видели очередную цивилизацию с модной для этих краев табличкой "Частная собственность".


В самом глухом месте неожиданно встретили велотуриста из Находки, он уже месяц путешествует, сейчас едет из Краковки в сторону Чистоводного. Пугает нас предстоящей дорогой в Краковку и завтрашней дорогой из Краковки в Хмыловку, но мы уже слишком много проехали, чтоб поворачивать назад. В общем-то уже понятно, что в бухту мы сегодня приедем поздно, но все-таки добраться хочется не совсем прям пиздец как поздно, а просто поздно.


Вот так мы передвигались последние пару часов перед перевалом. Больше шли, чем ехали. Целый бля день едем. Отстаем от моего плана, точнее наброска плана.


В перевал уже под свет фонаря заехал на Димкином велике, чтобы ускорить группу. Подъем несложный, даже приятный после всех этих луж. На вершине перевала, по словам того велотуриста, был родник, но я не стал его искать, помня, что в Краковке есть хорошая речка с чистой водой.

С вершины перевала - около 530 м высоты - неплохо так спустились почти к самой Краковке. Но за пару км до моря началась мерзкая дорога из крупного камня, скорость на которой не хотелось поднимать выше 10 км/ч.

В бухте обнаружилось несколько джиперов и безопасное место для палатки. А вот вода не обнаружилась. Речка, которую в мае пришлось переходить босиком, обмелела и стала похожа на грязную лужу у моря, а не на речку. В общем, набирать там воду я подзассал, хорошо у Димки еще было около литра, на котором мы и запарили ужин.


Этой ночью было уже не лето, меня спасла горячая лапша и спальник. Димка был без спальника, но я дал ему флиску и он выжил.

Утром я некоторое время наблюдал за повышением температурного фона, но вскоре меня это заебало и я вылез из палатки. Южная часть Краковки как-то не очень впечатляет.




Фото лагеря для Коли.


Велы берегли, не особо испачкали.



Пошел искать воду, но так и не нашел ничего. Из вчерашнего остатка закипятили чай, закусили печеньками и покатили в Хмыловку. Сначала опять 2 км ебучих камней, потом немного луж, потом чистый перевал до высоты 200 м. Ну, почти чистый.


Вид на Краковку.


Спуск порадовал, вся дорога на солнце, а значит - все сухо.


Потом дорога опять пошла по лесу, но все было гораздо веселее, чем вчера. Потом начались красоты. Вид на Черный Куст. Вчера мы были по другую сторону от него.


В Хмыловке, конечно, нажрались. Деревенские магазины хороши тем, что пожрать можно не отходя от кассы. В велопоходе это обязательная и самая приятная составляющая. Жалко пеших туристов, которые вынуждены тащить с собой сухари и сублиматы.



С Хмыловки до Владимиро-Александровского осталось всего ничего. Половина дороги идет по хорошему асфальту, затем - сносный грунт. Под конец даже весело было ехать по гребенке. И виды интересные, не приевшиеся.





Во Владимиро-Александровском - финиш.

Итого.

1. В первый день проехали около 40 км с В-А до Краковки (я, правда, начал чуть раньше и проехал 53 км), ехали почти 11 часов. Во второй день с Краковки до В-А проехали 38 км, общее время 5 часов 20 минут. набор высоты за первый день составил 1300 м, за второй - 430.

2. ПВД этот в принципе несложный (особенно если выезжать в пятницу вечером), разнообразный, интересный. Димка, правда, подустал в первый день, но на второй день уже хорошо ехал. Да и я считаю, полезно несколько раз в год получать пизды от природы.

3. Совершили типа первопроход по той дороге. Первопроход - в смысле "первый описанный в интернетах велопрохват". Вердикт: дорога с ЧК в Краковку таки есть, но в ближайшее время ехать там снова не хочется.

4. Не успели осмотреть всю Краковку. Сейчас понимаю, что это можно было бы сделать, но тогда вернулись бы уже к ночи.

5. Ссылки на страву:
https://www.strava.com/activities/1154591476
https://www.strava.com/activities/1154591526

Бухтинг, 29.04-01.05.2017

На эти майские праздники некоторые клуши решили вместо традиционного снегомеса восьмисисечников сунуться в занаходкинские дикие бухты. Мол, красиво, да и не были еще там, да и никого вообще не было никогда, интересно же. А что вода там ледяная даже летом - так это фигня. В общем, решил присоединиться.

Состав образовался такой:

Кирилл - автор всей идеи и ответственный за навигационную составляющую похода.
Гошик - водитель и фотограф похода.
НХР - украшала собой фотки, готовила всем еду, увлекала беседами, шла.
Я - не знаю зачем, но меня тоже взяли в поход. Зимой я еще могу потропить снег для группы, а летом от меня пользы нет. Так что я пытался тоже украшать собой фотки, а на второй день даже приготовил Кириллу и Нине гречку с рисом.

Сам поход начался еще вечером 28 апреля. Времени мало, поэтому и решили выехать с вечера.


Collapse )

Велопокатушка до Серебряного перевала и обратно

В пятницу внезапно для себя решил скатать ультрадлительную покатушку во славу АР. 100 км недавно уже катал, захотелось 200.

До перевала решил поехать самым простым путем - по низководному мосту, по новой трассе в обход Артема. Из дома выехал в начале седьмого. В городе было холодно, а в Артеме еще холоднее, около -4. Хорошо, что за годы занятий аутдором я научился смотреть прогноз, действовать в соответствии с ним, адаптироваться, ну вот это все, короче.

Ехать старался небыстро, экономил силы для обратного пути. В конце концов, если еще останутся силы, то на обратном пути можно и полосить, но не сейчас.

На развязке перед Артемом встретил Машу. Она собирается ехать в Анисимовку и куда-то дальше, куда сможет доехать. Значит, нам еще километров 40 ехать вместе. На полпути заехали в магазин, где Маша решила отогреваться с помощью банок кофе. Меня тоже угостила.

До Шкотово доехать получилось за 3 часа 15 минут. У партизанской трассы прощаюсь с Машей и продолжаю ехать в одиночестве. Впрочем, долго проехать не получилось, я решил сделать остановку. Место выбирал долго, под стать камере телефона:


Там же сделал селфак.


Поехал дальше. Партизанская трасса кажется ровной только в автомобиле, на велике же чувствуется огромное количество плавных подъемов и спусков. Еду спокойно, средняя 22 км/ч. Асфальт очень радует, хотя еще год назад он был совсем никакущий.

В Новой Москве меня окликают велосипедисты из вацап-группы Фрирайд ВЛ, они едут Шкотово-Партизанск. Останавливаюсь на очередной перекус в надежде попасть в фото- или видео-отчет одного из участников. И таки попадаю.


С Новой Москвы не так уж и далеко до перевала. Вот только дорога все больше наклоняется вверх, скорость все больше падает.

В перевал въезжаю медленно, в комфортном темпе, не допуская закисления мышц. И вот, спустя 6 часов 20 минут после выезда со Второй речки, преодолев 120 км, я достигаю вершины Серебряного перевала. И тут на меня снисходит озарение. Я вдруг понимаю, что на велике до перевала ехать гораздо дольше, чем на машине. Все, что я могу выдать, - это жалкие 200 ватт. Даже сраная убитая легковушка родом из СССР выдает в сотни раз большую мощность.

Начинаю спуск, но не обратно, а пока еще в сторону Партизанска - надо осмотреть перевал с обеих сторон. Спуск радует скоростью. Педали не крутишь, велик едет сам с ветерком, даже с ветрищем! Охуенно. В такие минуты кажется, что за день можно легко проехать и 300 км, да что там, все 500.

Сразу после спуска вижу замусоренный пустырь с эстакадой, там и останавливаюсь на пожрать. По пустырю бегает собака в надежде на халяву.


Делаю обязательное фото и, наконец, еду обратно во Владивосток.


Заезд со стороны Партизанска в перевал более ровный, чем со стороны Шкотово, без резких перепадов градиента. Эверестинг Челлендж нужно проводить именно здесь. На вершине перевала застаю Фрирайд ВЛ, угощаюсь их мармеладками и чокопайкой и продолжаю движение.

В Новой Москве: приостанавливаю движение, покупаю колу, сникерс, что-то жру, продолжаю движение.

Первую половину партизанской трассы еду быстро, но на второй половине попадаю во встречный ветер и сильно замедляюсь. Шкотовский участок проезжаю хорошо, ветра там нет. На последнем перевале перед ГРЭС останавливаюсь пополнить запасы воды в пит-стопе и пожрать, усталость уже хорошо чувствуется.

На объездной трассе опять все время еду против ветра, и это бесит. Из-за ветра не получается у меня проехать вторую половину покатушки быстрее первой. Силы тают на глазах, запасы воды - еще быстрее. Надо дотерпеть до ближайшей углеводной заправки, но на объездной трассе не вижу ни одной. У Вольно-Надеждинского с облегчением натыкаюсь на киоск и затариваюсь соком, ничто другое уже в рот не лезет.

Де-Фриз проехал почти достойно, только один раз не выдержал и остановился прямо на трассе глотнуть сока. Очень надеялся, что на низководном мосту ветер будет мне помогать, но хер там, по мосту опять ехал против ветра. В Седанку не думал, что заеду, но заехал, и заехал на удивление хорошо. ну а с Седанки один только спуск до Вторяка, че там ехать.


---
Итого: проехал 247,7 км за 13 часов 37 минут. Общая средняя скорость 18,2 км/ч, средняя скорость движения 21 км/ч. Набор высоты 2451 м. Средний пульс во время движения - 143 уд/мин.

К концу покатушки устал, но не так сильно, как во время прошлогодней покатушки Владивосток-Уссурийск-Владивосток. Тогда возвращение было гораздо более мучительным. В этот же раз я ехал по пульсу, в комфортном темпе, не допуская переутомления. Если бы не ветер, было бы еще легче.

Тем не менее, ноги после такого очень устали, на следующий день только легко прогулялся по Русскому острову для восстановления, еще на следующий - легко прокатился на веле по фортам. Но даже сейчас, спустя 4 дня, ноги еще не полностью отошли, осталось небольшое жжение.

250 км катать - слишком большой стресс для организма. Вероятно, от такой тренировки вреда больше, чем пользы. Но раз в год можно такое прокатить.


---
По еде. В ту сторону жрал высококалорийное печенье, конфеты "пчелка", яблоко, выпил литр сока и пол-литра энергетика.

На обратном пути сожрал одну чокопайку, пару мармеладок и "пчелок", немного печенья, большой сникерс. Выпил литр кока-колы, полтора литра сока.

Трек:
https://www.strava.com/activities/922982156

Everesting Challenge 2017

16-17 марта участвовал в мероприятии Everesting Challenge, которое организовал спортсмен Алексей Чахлов. Суть мероприятия была такова: за 24 часа надо подняться на Фалазу с Грибановки 11 раз, чтобы набрать тем самым 8848 м - высоту Эвереста. Для участия приглашались все желающие. Участниками в итоге стали: сам Алексей, альпинист Василий Рубцов и я.

На челлендж взял два комплекта ходовой одежды, кошки, треккинговые палки и ледянку. Прикинул, что подняться смогу раз 6, идти буду в спокойном темпе, по пульсу и по ощущениям. Станет тяжело - сольюсь. Примерно так оно и вышло.

Круг 1.
Все участники на старте, слева направо: я, Леха, Вася, Полина Купчик, Ира Грибанова. За кадром - Нина Зырянова, снимает нас на видео. Полина, Ира и Нина поддержат нас и поднимутся по одному разу. Здесь и далее - фотки Сани Коваленко, он тоже сходил на Фалазу в этот день и хорошо так нас пофотал на разных участках маршрута.


Collapse )